10 февраля (День в истории) - Раскол в ОУН

 

10 февраля (День в истории) - Раскол в ОУН




Всё дело в том, что в нашем обществе доминирует вопиющая историческая неграмотность. При этом никто не спешит пополнять или исправлять пробелы в исторических знаниях. Одни становятся под знамёна «единственно правильной» советской историографии, которая признавала правоту только Красной Армии и Коммунистической партии, а посему все, кто был по ту сторону баррикад, до сих пор признаются предателями, изменниками, врагами, преступниками. Другие постигают историю исключительно по учебникам, написанным в диаспоре, где всё, связанное с СССР, подаётся со знаком «минус», а всё оппозиционное коммунистическому режиму — исключительно в положительных тонах. Трезвые и взвешенные попытки оценки новейшей истории, предпринятые, например, доктором Ярославом Грицаком, остались замеченными только в кругах интеллектуалов — большинство населения, включая наших политиков, любит чтиво попроще. Отсюда и та каша, которая образовалась в головах наших сограждан относительно сравнительно недавней истории их же государства. Для среднестатистического гражданина Украины понятия «Организация украинских националистов», «Дивизия СС «Галичина», «Украинская повстанческая армия», «Нахтигаль» и «Роланд» — почти идентичны. Отсюда и профанские попытки наших депутатов «реабилитировать ОУН–УПА». Им и невдомёк, что ОУН и УПА — разные по своей сути структуры и они требуют разного подхода: УПА — признания на государственном уровне воюющей стороной в ходе Второй мировой войны, ОУН — исторической реабилитации и признания заслуг в деле борьбы за независимость. А члены ОУН и УПА заслуживают только на одно — на ветеранскую пенсию в независимой Украине, что требует некоторой коррекции в соответствующей бюджетной статье. Более того — зацикленность на ОУН, УПА и дивизии СС приводит к тому, что мы, фактически, отбрасываем огромное количество других форм деятельности украинского движения Сопротивления, которое боролось не только с нацизмом (как в других странах Европы), но в первую очередь с наступлением Советской Армии. Постижение мною истории украинского национально-освободительного движения 20 — 50-х годов в своё время открывало новые и новые захватывающие страницы. Я прикоснулся к архивам, работал над диссертацией о националистическом движении. Я понял, насколько табуирована правда и мифологизирована концепция, бытующая среди основной части населения. Такого же рода потрясение овладело мною тогда, когда я в ранней юности узнал, что подвиги во Второй мировой осуществлялись не только советскими бойцами, но и немецкими. И что немецкие покрышкины сбивали втрое больше самолётов, чем советские асы. И что с немецкой стороны были свои матросовы. И что советские войска на территории Германии проводили карательные акции, перед которыми меркнет горе Хатыни. Наверно, только тогда, когда мы научимся видеть историю не в двумерной чёрно-белой форме, а в трёхмерной цветной, мы станем более лояльными к прошлому и будем оценивать ветеранов не по тому, под какими флагами они воевали, а по тому, что они просто — воевали. Ради идеи. Ради жизни. Ради светлого будущего. И что с того, что у них было разное видение этого светлого будущего? Одни связывали его со сталинским «союзом нерушимым». Другие — с гитлеровской «Новой Европой». А третьи верили, что два титана, занявшись борьбой между собой, настолько ослабнут, что почти недостижимая идея единой соборной самостийной Украины станет реальностью... Но давайте всё по порядку.


Давайте разберёмся с тем, кто был кем в нашей истории. После Первой мировой войны в Европе стали шириться реваншистские настроения, вызванные несправедливостью Версальско-Вашингтонской системы. Особенно остро ощущали эту несправедливость народы, которые так и не смогли отстоять свою независимость. Украинцы, пережившие революцию и ожесточённую борьбу против целого ряда агрессоров, утратили все революционные завоевания, в том числе и декларацию об объединении Украинской Народной Республики и Западно-Украинской Народной Республики — Акт Соборности. Большая часть Украины отошла к Украинской Социалистической Советской Республике. Решением Совета послов в марте 1923 года Западная Украина отошла к Польше. Закарпатье оказалось под властью Чехо-Словакии. Буковина была оккупирована Румынией. Естественно, украинские патриоты — особенно из младшего поколения — не могли смириться с таким положением дел. Начинаются дискуссии относительно причин поражения. Не без влияния популярного в то время публициста и философа Дмитрия Донцова в среде ветеранов (особенно ветеранов Украинской галицкой армии и Корпуса Сичевых Стрельцов) и студенчества распространяется мнение, что виной всему — социалистические идеи и демократический стиль руководства лидеров УНР. Поэтому вся дальнейшая работа должна быть построена на антитезисе к демократии. Кроме того, в условиях конспирации полувоенный стиль руководства был просто необходим для функционирования организации. В 1921-м возникает Украинская военная организация (УВО), которая к 1925 году перешла на позиции идеологического осознания национализма, а в 1927 году вместе с другими организациями (Легией украинских националистов, Группой украинской националистической молодёжи, Союзом украинской национальной молодёжи) создаёт единый координирующий орган — Провод украинских националистов, во главе которого стал лидер УВО Евген Коновалец. В январе 1929 года в Вене был проведён учредительный Конгресс Организации украинских националистов, в который влились все вышеперечисленные организации. ОУН стала классической праворадикальной, ориентирующейся идеологически на итальянскую модель фашизма — к тому времени самую передовую европейскую идеологию. Заметим: фашистскую модель, но не нацистскую! ОУН были чужды расовые принципы, для ОУН не был определяющим фактор антисемитизма. Лидеры ОУН Рико Ярый, генерал Мыкола Капустянский, Мыкола Сциборский были женаты на еврейках. Но в советские времена настойчиво муссировался тезис о том, что ОУН состояла на полном попечении Германии. Следует отметить, что на протяжении 20-х годов Евген Коновалец действительно пользовался средствами из специального немецкого фонда, созданного для поддержания негосударственных народов Европы правительством Веймарской республики. Но к концу 20-х немцы почему-то решили, что им сподручнее финансировать экзильного гетмана Павла Скоропадского и сократили финансирование ОУН. А Гитлер, придя к власти, вообще прекратил финансирование, что отчётливо прослеживается по документам. Коновалец пытался наладить связи с разными государствами, пытаясь найти финансы. Наибольшую помощь ОУН оказывали Литва (гражданином которой являлся Коновалец до конца жизни), Италия, Япония, а также украинские эмигранты из США и Канады. Были попытки наладить связи даже с СССР — Кремль был заинтересован в дестабилизации положения на территории Польши. Однако эти контакты были эпизодическими. В 1934 году боевики ОУН совершили самый громкий террористический акт — убийство министра внутренних дел Польши генерала Бронислава Перацкого. Террорист, непосредственно выполнивший приговор, Григорий Мацейко, смог эмигрировать в Латинскую Америку. Часть организаторов акта пытались скрыться на территории Германии. Германия же в это время была связана с Польшей договором о мире и добрососедских отношениях от того же 1934 года. Поэтому немецкие власти арестовали резидента ОУН в Берлине Рико Ярого, которого на некоторое время поместили в тюрьму, а боевика Мыколу Лебедя выдали польским властям. Тогда же в тюрьму, а после в концлагерь попали другие деятели националистического подполья — Дария Гнаткивская (будущая жена Лебедя), Степан Бандера, Роман Шухевич и другие. Варшавский и Львовский процессы над боевиками ОУН, само поведение боевиков на процессе создали неимоверную рекламу организации, которая насчитывала реально чуть более тысячи человек. В городах и сёлах Галичины начинается настоящий ОУНовский бум. ОУН превращается в наиболее авторитетную политическую силу среди украинского населения. Даже умеренные либералы из УНДО признают необходимость сотрудничества с националистами, а в тюрьмах националисты и комунисты устраивают общие акции, направленные против Польши. Накануне Второй мировой войны в Германии снова вспомнили о существовании ОУН. К тому времени в организации отмечается ряд существенных изменений. В мае 1938 года от рук советского агента в Роттердаме гибнет Евген Коновалец. Долгие споры о преемнике между тремя наиболее близкими соратниками Коновальца — Рико Ярым, Ярославом Барановским и Омеляном Сеником — завершились компромиссным решением: лидером ОУН и главой Провода украинских националистов был избран боевой соратник (по революционным событиям и по подполью УВО), а также родственник Коновальца Андрей Мельник, к тому времени отошедший от политики и руководящий огромным хозяйством Галицкой митрополии Украинской греко-католической церкви. Митрополит Андрей Шептицкий, находящийся в перманентном конфликте с ОУН и с Коновальцем, одобрил этот выбор — с этого времени отмечается тесное сотрудничество ОУН и УГКЦ. Мельник установил тесные связи с Германией, при этом он пытался действовать без посредников типа Рико Ярого, которого отодвинули от активной деятельности. Германия начинает активно заигрывать с ОУН, обещая ей в случае победоносного завершения Второй мировой войны создать независимое Украинское государство. Лидеры ОУН старались не замечать некоторых противоречий между словами и действительностью. Например, Германия после развала Чехо-Словакии признала Закарпатье (Карпатскую Украину) зоной влияния Венгрии, хотя на этой территории уже начиналась активная самостоятельная политическая жизнь и даже была провозглашена государственность. В августе 1939 года шеф абвера адмирал Вильгельм Канарис и его помощник Эрвин фон Лагузен встретились в Вене с А.Мельником. Канарис поздравил Мельника с «решением фюрера создать Западно-Украинское государство» и попросил предоставить проект Конституции и состав будущего правительства. Мельник согласился. Правительство должен был возглавить Омелян Сеник. Сам Мельник, по замыслам ОУН, должен был занимать диктаторский пост вождя нации. Конституция была составлена Мыколой Сциборским и первой же статьёй утверждала в Украине «авторитарный, тоталитарный, профессионально-сословный» режим. Вождь нации, согласно Конституции, имел право созывать и распускать парламент и правительство, избирался пожизненно и был ответственен перед Богом, историей и собственной совестью. Немцы ставили только одно условие — Мельник должен был провозгласить восстание ОУН против польской власти в тот момент, когда немецкие войска вторгнутся в Польшу. Это было нужно не так немцам, как СССР, — для того, чтобы аргументировать своё вторжение в Польшу необходимостью помощи восставшему украинскому народу. К чести Мельника, ОУН дипломатично отказалась от восстания, хотя этот вопрос в среде националистов активно дискутировался, а в отдельных местностях прошли локальные антипольские выступления, инициированные ОУН. С развалом Польши и началом Второй мировой войны ОУН оказалась перед сложными испытаниями. Советский тоталитаризм был более жёстким и более беспощадным, чем польский. Если поляки за причастность к ОУН сажали в тюрьму, то представители советской власти репрессировали целые семьи националистов или заподозренных в симпатиях к националистам. Соответственно если ранее в глазах украинца из Галичины было два врага — Польша и Советский Союз, то теперь остался один — СССР. И бороться с ним можно было только одним путём — заручившись поддержкой Германии. Ситуация в ОУН усугублялась конфликтом поколений и доктрин. После раздела Польши немало националистических деятелей из среды так называемых «краевиков» вышли из тюрем и лагерей. Они были овеяны ореолом славы. О Бандере, Шухевиче, Лебеде в галицких сёлах слагались песни и легенды. Однако в ситуации, что сложилась, они оказались не у дел. Эмиграционный провод игнорировал во многих случаях мнения, которые высказывались Краевым проводом и молодыми боевиками. Лидеры ОУН оказались оторванными от реалий политической жизни непосредственно в Украине, выстраивая планы, которые часто не соответствовали духу времени. Среди краевиков начал назревать бунт, лидером которого стал Степан Бандера. Встреча Мельника и Бандеры в самом начале 1940 года ни к чему не привела. 10 февраля 1940 года в оккупированном немцами Кракове состоялось заседание националистичекого актива, которое провозгласило создание Революционного провода ОУН во главе со Степаном Бандерой. Отдавая должное Андрею Мельнику и не выдвигая против него никаких обвинений, сторонники Бандеры (14 человек, в том числе два члена Провода) обвинили ближайших соратников вождя в сотрудничестве с польской полицией. Как результат — начинается противостояние, которое закончилось расколом ОУН на два лагеря — условно называемых мельниковцами и бандеровцами.

С. Бандера и его единомышленники, в отличие от А. Мельника, ради обретения Украиной независимости стремились действовать революционными методами. 

Своей активной организационной и пропагандистской деятельностью они надеялись поднять население на всеукраинское восстание.

На внешнеполитические факторы внимания не обращали. Однако этим планам не суждено было сбыться – помешали советские спецслужбы. Однако это не помешало воинам ОУН-УПА сделать значительный вклад в историю нашей страны во времена ВОВ.




Создан 11 фев 2017



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником