8 января (День в истории) - Переяславская Рада в мифах и реальности

 

8 января (День в истории) - Переяславская Рада в мифах и реальности





ВОССОЕДИНЕНИЕ?

Как писал украинский историк и философ Вячеслав Липинский, в истории существует два факта: Переяславский договор, известный под названием Мартовских статей, и переяславская легенда, ничего общего с реальностью середины XVII столетия не имеющая. Именно эта легенда после смерти Богдана Хмельницкого полностью заслонила сам договор и создала в сознании многих поколений в Украине и России искаженное представление о реальных событиях, приведших к его заключению. Венцом сознательного искажения и преобразования истории, замалчивания одних и выпячивания других фактов стали печально известные «Тезисы ЦК КПСС к 300-летию воссоединения Украины с Россией» и написанные на их основе статьи в газете «Правда», призванные служить единственным правильным, с точки зрения их авторов, объяснением истории. Именно тогда московские пропагандисты изобрели термин «воссоединение» применительно к событию в Переяславе. Его применение должно было заглушить стремление народа Украины к независимости. Украинский историк Михаил Брайчевский писал, что «в порядку оберігання «споконвічної дружби українського народу з російським» під заборону потрапили навіть деякі твори Тараса Шевченка, в яких висловлюється критичне ставлення до «возз’єднання». Так, наприклад, «Кобзар» 1954 року вийшов без творів «Великий льох», «Стоїть в селі Суботові», «Чигирине, Чигирине» та інших...» Освобождение от легенды проходило сложно и трудно, до сих пор в сознании многих она продолжает существовать.
К началу Освободительной войны под руководством Богдана Хмельницкого оба народа смотрели друг на друга с большим подозрением, а с еще большим — их правительства. Что и проявилось уже в ходе украинско-польских сражений.
К середине XVII века никакого стремления к воссоединению двух народов не было и быть не могло. Нельзя воссоединить то, что никогда не было единым. Но так сложились исторические обстоятельства того времени, что правительство Хмельницкого вынуждено было пойти на этот шаг. Как считал гетман — временный...
Взаимоотношения Богдана Хмельницкого и представляемого им украинского государства со своим северным соседом Московией были сложными в течение всего периода освободительной войны с Польшей. Не раз и не два гетман угрожал царю войной в союзе с крымскими татарами, молдаванами и валахами. Понимая, что Зборовский мир с Польшей не будет длительным, Хмельницкий стремился добиться как можно большего участия Москвы в его конфликте с Польшей. Весной 1650 г. он заявил московским посланцам: «Ніхто мені так не докучив, як цар московський… що йому буде, як я зложуся з турками, з татарами, з волохами, з мунтянами, венграми та піду й землю його спустошу так, як волоську». Сказано это было не только для оказания дипломатического давления. Москва имела достоверную информацию, что Турция и Крым предлагали украинскому гетману идти на Москву и даже хотели оказать содействие в урегулировании проблем с Польшей. Чем бы закончилось это дело — судить сложно. Поход не осуществился по причине возрастания угрозы польской агрессии и очередного осложнения внутриполитической ситуации в Турции.


Примерно к началу 1653 г. в Москве постепенно пробивается мысль о необходимости вмешательства на стороне Хмельницкого. Для этого были весьма веские причины. Во-первых, казацкая держава располагала огромной по тем временам армией, закаленной в борьбе с польской — одной из лучших в Европе. Москва должна была считаться с перспективой осознания Варшавой необходимости компромисса с Хмельницким. В этом случае она столкнулась бы с очень серьезными противниками в лице как Польши, так и Хмельницкого. Союз с казаками усиливал безопасность южных московских границ и был важен в приближающемся столкновении с Польшей.

Во-вторых, в случае союза с Украиной открывались возможности изменить условия невыгодного Поляновского мира и вернуть Смоленск. Борьба за наследство Киевской Руси и воплощение мессианской программы превращения Москвы в Третий Рим без союза с казаками были невозможны.

В-третьих, из экономических соображений Московскому государству было необходимо получить контроль над торговыми путями на юг и восток, что было невозможно без Украины.

В-четвертых, была большая социальная проблема. Украина (Запорожье) была реальным примером фактического существования без крепостной зависимости и не случайно стала целью большого количества беглых, в основном, крепостных крестьян. Свободные земли Слобожанщины были очень привлекательны для них. Не случайно, что именно в это время основывается Харьков и ряд других городов в междуречье Северского Донца и Дона. Без помощи украинских властей невозможно было отыскать и вернуть беглецов.

В-пятых, немногочисленные, но достаточно просвещенные люди в окружении царя понимали культурную ценность Украины для практически сплошь неграмотной Московской державы. Киево-Могилянская коллегия могла стать центром подготовки столь необходимых кадров, но под контролем московского правительства. По этим и ряду других причин летом 1653 г. в Кремле решили пойти на союз с Хмельницким и созвать в октябре Земский собор для ратификации этого решения.

18 января 1654 г.во исполнение решений Земского собора к Хмельницкому выехало «великое посольство» для «великаго земскаго дела» во главе с ближним боярином и тверским наместником Василием Бутурлиным и окольничим и муромским наместником Иваном Олферьевым. Несмотря на столь высокий ранг, принимали послов не очень приветливо. Все переговоры, как видно из отчетов Бутурлина, проходили официально и сухо, без известного всем гостеприимства Хмельницкого. Как заметил украинский историк Александр Оглоблин, «… начебто переговорювали не майбутні союзники, а колишні вороги». Хмельницкий снизил ранг события еще и тем, что происходило оно не в златоглавом Киеве, а в провинциальном Переяславе.

В два часа дня неожиданно для послов забили барабаны, созывая население Переяслава — казаков и мещан — на, как писал Бутурлин, «собраніе всего народа». ВПереяславе присягнули лишь 284 человека. Того широкого «волевиявлення російського і українського народу про возз'єднання», о котором шла речь во многих трудах историков, в фильмах, произведениях изобразительного искусства, не было и в помине. Далее переговоры едва не зашли в тупик. Это было вызвано отказом московской делегации принимать присягу на верность Украине. Только осознание полной безысходности, невозможности собственными силами сохранить государственность и довести войну до победного конца, заставили Б. Хмельницкого согласиться на одностороннюю присягу царю.

В течение января-марта 1654 жители 177 населенных пунктов принимали присягу московской делегации. Однако не всегда этот процесс проходил без конфликтов. По разным причинам не составили присяги казаки Уманского и Брацлавского полков, в некоторых поселках Полтавского и Кропивнянского полков избили представителей царя, полковникиИ. Богуни И.Сирко, часть мещан Киева, Переяслава, Чернобыля. И среди церковных иерархов не было единодушия. Митрополит Сильвестр Косов и архимандрит Киево-Печерского монастыря Иосиф Тризна также отказались присягать московскому царю, прекрасно понимая, что впереди — следующий шаг: полное подчинение Киевской митрополии Московскому патриархату. В Москву доходили также свидетельства о принесении присяги украинском под чужими именами. Несмотря на указанные случаи, большинство населения Украины присягал с верой, что союз с Москвой поможет решить украинские проблемы.

Для юридического оформления военно-политического союза в Москву было отправлено украинскую делегацию во главе с Генеральным судьей С. Зарудным и переяславским полковником П. Тетерей. К сожалению, на переговорах Зарудный и Тетеря вместо соблюдения украинских интересов выторговали привилегии для себя. Царь подарил им имения в Украине и утвердил вместо 23 пунктов только 11 статей, а также выдал «Жалованная грамота»

Указанные 11 статей в истории известны как «Мартовские статьи» или «Статьи Богдана Хмельницкого». К сожалению, оригинал договора не сохранился, до нас дошли только копии, поэтому сделка была предметом частых споров ученых.

По содержанию „мартовских статей“, то они предусматривали сохранение в Украине существующей формы правления, и устройства институтов государственной власти, территории, судопроизводства, армии в 60 000 реестровых казаков, финансовой системы, территориально-административного деления, новой модели социально-экономических отношений, полной независимости в проведении внутренней политики. Суверенитет Украины частично ограничивался согласованию кандидатуры в Москве, контролем за внутриполитической деятельностью (гетман через посредничество Москвы имел отношения с Речью Посполитой и Турцией), а также налоги собирались под контролем Москвы и часть их направлялась в Москву. Московское царство в свою очередь обязывалось защищать Украину от поляков, турок и татар.Украина переходила под «высокую государеву руку», сохраняя полную самостоятельность во внутреннем устройстве и внешних сношениях. В действительности при жизни Хмельницкого эти и другие ограничения не соблюдались.

Свою позицию в отношениях с Украиной Москва ярко продемонстрировала в 1768 году, когда крестьяне и казаки Правобережной Украины осуществили попытку самостоятельно освободиться от господства Польши. Главную роль в подавлении восстания сыграла именно Россия. Воспользовавшись доверием руководителей восстания, русские арестовали их и выдали полякам. Совместными усилиями российских и польских войск восстание было жестоко подавлено, а господство Польши на Правобережье полностью возобновлено. В общем, уже во второй половине XVII — начале XVIII в. Россия нанесла Украине смертельный удар: значительно сузила ее суверенитет, расколола пополам и отдала (из собственных геополитических соображений) значительную ее часть под власть Польши. Именно тогда Украина, став юго-западным форпостом России, впервые выступила в незавидной роли плацдарма военных действий Российского имперского государства, которое всегда воевало за свои, а не за украинские интересы. Эти и другие факты подтверждают мнение многих историков, что Переяславский договор был для Хмельницкого эпизодом, очередной политической комбинацией, связанной с необходимостью заручиться поддержкой сильных союзников. Очень скоро он убедился, что промосковский курс такой же бесперспективен, как до этого протурецкий. Реальность Переяслава оказалась совершенно иной, чем предполагалось. Как писал русский историк Василий Ключевский, «не понимая друг друга и не доверяя одна другой, обе стороны во взаимных отношениях говорили не то, что думали, и делали то, чего не желали». Как только что с царем, Хмельницкий готовил договор о протекторате со шведским королем и прямо сказал об этом послу Бутурлину летом 1657 г. Смерть гетмана не позволила осуществить этот план...

Потому не странно, что Тарас Шевченко в своей поэзии воспринимал Богдана Хмельницкого как предателя: он освободил украинский народ от влияния Речи Посполитой, но сразу же сделал его зависимым от Московии.

Но был ли Хмельницкий действительно предателем — кто знает. Многие историки считают, что он просто сделал неправильный выбор. Гетман хотел видеть украинское казацкое государство свободным и сильным, но выбрал союзника, который имел на Гетманщину совсем другие планы.

При всей общности внешнеполитических целей союз Украины и Московского государства был в достаточной степени противоестественным. Разная ментальность правящих элит, которые не понимали друг друга, питала взаимную подозрительность и разнонаправленность действий. Как говорит английская пословица, false friends are worse than open enemies — неискренние друзья хуже явных врагов. Последствия Переяславского договора оказались длительными и весьмаразрушительными для Украины.

Завершу это повествование словами Михаила Драгоманова: „Плакать о прошлом, желать вернуть его — всегда бесполезное дело, а особенно для нас, слуг“ простого »украинского народа. Мы знаем хорошо, что того, чего мы хотим, — не было еще никогда на свете, а только будет тогда, когда люди станут далеко умнее, чем сейчас. Однако оглядываться назад нужно, чтобы знать, что теперь стало так горько, чтобы не ошибиться снова, как когда-то ошибались. Украинцам нужно оглянуться назад и вспомнить последние две сотни и два десятка лет, после того, как казаки Украинские под руководством Богдана Хмельницкого отдались в руки «царя Восточного, Московского» в 1654 году» Эти слова одного из первых украинских политологов актуальны и сегодня. Но стали ли мы умнее?



Обновлен 20 янв 2017. Создан 10 янв 2017



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником